Новости

Марина Сотемская: "Не только чувствовать начинаешь по-другому, но и мыслить"

Марина Сотемская: "Не только чувствовать начинаешь по-другому, но и мыслить"
12 июля 2017
Два раза в неделю эти люди делают свою тихое великое дело. Они кормят обездоленных, которые по какой то причине стали бездомными. К назначенному часу к платформе Татьянино подтягиваются нуждающиеся и терпеливо ожидают, когда привезут горячую еду.

Жительница Гатчины Марина Сотемская рассказала, как она стала волонтером социального проекта «Помощь бездомным»:

«Первый раз я пошла на раздачу осенью прошлого года, хотя три года носила в себе мысль, что пора. Давно было пора, но я знала, что не смогу участвовать, не погрузившись в это полностью, приходя изредка или начав, бросить. Если уж начинать, то основательно. По-другому я не умею. Дождалась того момента, когда внутренних сил накопилось достаточно, чтобы их отдавать, надела форму дружинника и отправилась к платформе Татьянино охранять порядок, а заодно прощупать, на что я сама сгожусь.

Сначала мое участие в раздаче пищи нуждающимся заканчивалось огромным количеством эмоций и чувств, которые нужно было куда-то пристроить, мы приходили с точки у перехода к платформе и долго-долго разговаривали с ребятами-волонтерами о подопечных, о самой проблеме, о том, что мы можем в отдельности и что можно сделать для нуждающихся людей вцелом. Все, что было раньше – помощь семьям вещами, сбор помощи детям в интернате, — не шло ни в какое сравнение с тем, что было тут, когда ты смотришь в глаза людям – беспомощность, с которой ты уходишь потом с пункта раздачи. Это небольшая капля в то море отчаянья, которую приносят волонтеры, которая, конечно, спасает многих, особенно в мороз, но каждый раз мне кажется, что этого недостаточно, мы могли бы сделать еще что-то. Однако практически все, что можно сделать, так или иначе упирается либо в требования со стороны государства, либо в человеческий фактор, либо в финансы. Но люди нуждаются в пище и тепле каждый день, и хорошо, что есть те, кто готов помогать даже вопреки окружающим препятствиям.

Часто вдохновение приходит от них – тех, кому помогает этот проект – раздача пищи нуждающимся, ведь это не только люди без жилья, это еще и одинокие пенсионеры, о которых некому заботиться, и те, кто по каким-то причинам не может свести концы с концами, и такое горячее питание – это все, что поддерживает в них жизнь. А кто-то помимо получения помощи приходит пообщаться, почувствовать и моральную поддержку, услышать нужные слова.

Неожиданным откровением человеческого тепла, которое могут отдать наши подопечные, была встреча с одним крепким мужчиной, немногим старше меня, как оказалось, который всегда мне улыбался. Теперь его уже нет в живых – этой зимой он скончался в больнице. Тогда рассказал, что “А ведь у меня одни четверки были в школе, и только по физкультуре пятерка.”

Первым меня встречает Саша — разбитый радикулитом обросший щетиной мужчина средних лет в хорошо поношенной, но довольно чистой одежде и в шапке. Неясный взгляд пытается сфокусироваться на мне — нет, он узнал по голосу, а до этого догадался по форме, но рассмотреть лица не может, зрение не такое острое, как в недалекой молодости, ведь не старый еще. Просто он много лет пьет, и вот уже три года приходит за бесплатной горячей едой, которую готовят и раздают волонтеры — это все, чем он питается. Сейчас очень холодно, и в последнее время он постоянно выпивший, в большей или меньшей степени — ему кажется, так теплее. Покрасневшие скрюченные руки плохо управляются с пакетами и коробками, в которые он обычно просит сложить “с собой”; несмотря на состояние своего здоровья, он помогает своей знакомой — та сломала ногу на первом гололеде, — относит ей еду. Образовывается длинная очередь, пока Саша воюет со своим скарбом, но остальные подопечные терпеливо ждут; они не позволяют себе помогать — для них и то благодать, что кто-то о них заботится, и ждать чего-то еще не смеют.

 

По именам уже знаю их, хоть я не долго с ними. Каждый имеет для меня свое лицо, свою судьбу. И не хочу верить в то, что нельзя это пропустить через собственные фильтры. Допускаешь до самого дна сердца, туда, где раньше практически никогда ничего не было, и тут вдруг начинаешь ощущать, сколько в тебе самом еще неизведанного, незнакомого — появляются полутона, которые и назвать-то не знаешь как, и как их классифицировать, тоже не знаешь. Как отзовется на чье-то горе твое сердце — загадка, почти такая же, как и то, что ты увидишь при следующей встрече с обездоленными людьми. Не уснуть ночами от слез, от обиды, блуждающего внутри открытия — ты не только чувствовать начинаешь по-другому, но и мыслить.

Однажды один бездомный, цыган Роман принес под Новый год подарок. Это был утюг. Рабочий, в коробке. Как он ему достался, можно только догадываться. Но этот момент, наверное, никогда не забуду – просто потому, что в наших подопечных иногда человечности больше, чем во многих живущих по соседству людях.

 

Суровый есть один у нас парень, всегда ворчит и четко говорит, что кусочек хлеба ему нужно один, а не два, и пряник слишком сладкий, лучше простую булочку к чаю съест. А когда удается у него вытащить кривую улыбку одной стороной губ – уже подарок для нас, значит еще можно выдернуть человека из его нелегких будней.

И таких историй, которые цепляют, масса. А по-другому не получится, нельзя помогать «на автомате», и ты точно знаешь, что завтра – среда либо суббота, планируешь свой день так, чтобы быть в назначенное время в том месте, где тебя уже ждут.

Многое в голове улеглось именно благодаря Олегу Богданову. Он научил, как надо любить человека, как справляться с собственными чувствами и откуда появляется эта потребность – помогать людям».

Автор фото Алена Ступакова
Гатчинская служба новостей "Ореол 47"